Апр 10 2015

Дневник: С рюкзаком за спиной по северу Хэйлунцзяна (часть 2)

Планировался ранний подъем, но я встал еще раньше, чем полагалось бы – нужно было немного поработать. И пока мой товарищ Паша спал дополнительный час, я провел это время за ноутбуком. Попрощались с Пашиным товарищем, приютившим нас в своем общежитии для студентов и отправились на автовокзал. На улице была небольшая метель. Общежитие, где мы ночевали, находится на западной окраине Хэйхэ, далеко от «туристических» мест, где еще можно было встретить россиян, поэтому на автовокзал шли очень долго. На дорогах очень много работников коммунальных служб, которые, наравне с владельцами магазинчиков, все дружно убирали выпавший за ночь снег. До вокзала мы добрались минут за сорок. Добрались для того, чтобы нас огорчили: автодорога закрыта из-за метели на неопределенный срок. Сразу же вернули и деньги за билеты.

На выходе нас атаковали таксисты, которые предлагали за 500 юаней уехать в Сюнькэ. Но 500 юаней летом 2014 года и 500 юаней в феврале 2015 года это две большие разницы, точнее разница в рублях как раз в два раза.

Пошли на ЖД вокзал, думали уедем хоть в сторону Харбина, т.к. только поезда и остаются. Однако, как и ожидалось, на вокзале была огромная толпа людей, чьи автобусы тоже отменили. И это при том, что касса еще не открылась. За нами приехал таксист, который предлагал увезти за 500 юаней (в Хэйхэ автовокзал и железнодорожный вокзал находятся буквально через дорогу). Мы продолжили торг. В итоге сошлись на том, что мы платим 250 юаней, он объяснил, что 250 юаней это с нас, а еще два места будут проданы другим людям. Мы согласились, но я на всякий случай уточнил, что 250 это за двоих и пальцем на снегу написал 125 + 125. Он подтвердил.

Еще два пассажира появились в нашей машине буквально минут через пять, и мы поехали, присоединившись еще к одной машине. Образовали маленькую колонну. Через примерно минут сорок проехали городок Айхуй (который на российских картах обозначают для благозвучия как Айхой или Айхуэй), этот городок раньше назывался Айгунь и именно там был подписан Айгуньский договор в 1858 году, а не в Хэйхэ, как некоторые считают, Хэйхэ назывался тогда Сахалян. В Айхуе есть несколько музеев, я побывал в этом городке пару лет назад.

После Айхуя мы проехали ряд красивых деревень, отличительной особенностью которых были не только ухоженность и симпатичность, а наличие на заборах и фасадов домов колёс от телег, как декоративный элемент. Это Куньхэ давоэрцзу маньцзу сян (坤河达斡尔族满族乡, Куньхэ-Даурско-Маньчжурская национальная волость), если сокращенно — Куньхэ. Чуть позже я почитал о ней в Интернет. Волость состоит из 6 деревень (из окна машины мы увидели три и во всех встречались декоративные колеса от телег), население около 24.000 человек, из которых около 22% – дауры и около 25% – маньчжуры. Фотографий мы не делали, т.к. там не останавливались, да и к тому же шел сильный снег. Поэтому просто несколько фото этой волости из интернета.

Вообще дорога до Сюнькэ была ужасная – дул сильный ветер и валил снег, машину периодически заносило. Видели несколько аварий – машины улетали с трассы. Хотя на дороге активно работала снегоуборочная техника.

Кстати, несмотря на то, что путь Хэйхэ – Сюнькэ идет вдоль Амура, где соседний берег – Россия, Амурская область, связь (Билайн) у меня пропала после выезда из Хэйхэ и не появилась после. До Сюньке мы добрались примерно за 4 часа (160 км) с двумя маленькими остановками в пути, в том числе и для того, чтобы водители наших машин… обменялись «дворниками» на лобовых стеклах. Вероятно, в нормальную погоду можно уложиться в три часа. Когда выходили из машины китайские пассажиры, мы посмотрели какую сумму платят они – по 100 юаней, а с нас, стало быть, по 125 юаней…
Автовокзал в Сюнькэ крайне неприметный, чуть ли не в жилом доме. Сам город небольшой, по размерам он как Фуюань. Только если в Фуюань ездят из Хабаровска, то здесь россиян ждут из поселка Поярково Амурской области (почти напротив через Амур). Сначала озаботились билетами до следующего города: Цзяинь, где расположен парк динозавров, и вновь нас ждало разочарование: трасса будет закрыта еще минимум сутки.

Решено было сделать так: идем быстро поедим, а заодно узнаем в ресторане, как доехать до «русской деревни» Бяньцзян цунь, где живут потомки русских, и сколько это стоит.
Зайдя в ресторан, мы сразу привлекли к себе внимание: подбежал хозяин заведения и на русском языке у нас спросил: а что Поярково открыли? То есть, что открыли ли пограничный переход, но он был закрыт (во время празднования китайского Нового года пограничные переходы закрываются, а открываются во всех местах по-разному, то есть переход Хэйхэ – Благовещенск начал работу раньше, чем Поярково – Сюнькэ). Мы объяснили, что тут мы появились из Хэйхэ, чем вызвали его удивление.

Кафе было сделано по принципу «самовар», то есть за определенную плату за время, берешь сколько угодно полуфабрикатов и сам это всё жаришь на горелке. В этот же «безлимит» входит и пиво. Как чуть позже выяснилось, это кафе работало первый день, и мы там были первыми русскими.

Уточнили у хозяина ресторана цену за проезд на такси туда-обратно в Бяньцзян цунь – 50 юаней.
Отобедав, договорились с машиной и поехали. Ехать до деревни с полчаса, 12 километров.

Когда подъезжали к селу, обратились к водителю, знает ли он русского деда из этой деревни? В этот момент мы как раз въехали в Бяньцзян цунь. Водитель сказал: знаю, вот дом (третий слева) и, засигналив, подкатил к дому, из которого вышел тот самый дед Чуй Чангли (имя при рождении – Лёва). Он (дед) сразу начал нас обнимать и пригласил в свой дом, где шло бурное празднование нового года по Лунному календарю (китайского нового года). Паша сказал деду, что его сестра пару лет назад снимала про него документальный фильм, дед сказал, что помнит её. За столом был его сын с женой и племянник и еще какая-то девушка. Сын живет в Синьцзян-Уйгурском автономном районе и приехали они к деду как раз по поводу Нового года. Парни – метисы, а девушки – китаянки. Дед же с типичным лицом русского человека. Хотя родился и всю жизнь он прожил тут, в Бяньцзян цунь, и в России никогда не был, хотя от России отделяет только Амур и остров Полуденный – расстояние по прямой до Поярково всего 4,5 километра, а до собственно российского берега всего 900 метров. По-русски знает всего 4 слова: «мама», «папа», «Архара» и «Лёва». Всё. И на русском никто в доме не говорил (ну, может, по два-три слова), а мы почти не говорили по-китайски. Но как-то умудрялись понимать друг друга. Уговорили таксиста дать нам на общение за столом минут 30 и потом поедем обратно. Кое-как уговорили, а уже темнело.

Через полчаса дети засобирались в город – у них была забронирована большая отдельная комната в караоке. И нам, естественно, было предложено провести вечер с ними. Погрузившись в две машины и попрощавшись с дедом Лёвой, мы покатили обратно в Сюнькэ, в караокэ бар. Это было нечто, мы словно были на небольшой закрытой дискотеке – такой была большой отдельная комната для караоке. Сначала пели песни, в том числе и русские, а затем и вовсе включили современную музыку.

После всего этого веселья родственники деда Лёвы посоветовали нам недорогую гостиницу за 30 юаней с человека, где мы и остались ночевать…

P.S. Фото из деревни Бяньцзян цунь с дедом у меня нет, жду, когда мне их пришлют, поэтому выложу отдельно.

Присоединяйтесь!

Мы в Одноклассниках
Мы в Facebook
Мы в Twitter

Постоянная ссылка на это сообщение: http://fuyuan.ru/5837/